Минимальная сумма заказа 50 000 руб. Работаем только с юридическими лицами.

По шелковому пути

Что стоит в основе сильного бренда сувенирной продукции; как стать лидером в производстве запонок; что чувствуешь, когда ловишь хайп или переплываешь Босфор? Ответы на эти и многие другие вопросы в интервью с одними из самых успешных людей в сувенирном бизнесе —  основателем бренда Gourji Дмитрием Гуржий и генеральным директором компании «Портобелло» Владимиром Мазур.  


Ник: Дмитрий, вы серьезный участник рынка сувенирной продукции и абсолютно точно должны быть в курсе новинок и трендов в этой отрасли. Что ждет нас впереди?

Дмитрий: Мы наблюдаем, как развивается рынок в России и за рубежом, и анализируем новые тренды. Главным трендом можно назвать «диджитализацию», Интернет проникает во все сферы нашей жизни, и я думаю, что та продукция, который мы занимаемся на сувенирном рынке, не может не касаться этой глобальной тенденции, которая связана и с цифрой, и с Интернетом, и с рационализацией.

Ник: Ваш собственный бренд Gourji  в тренде? 

Дмитрий: Да, конечно, он в тренде. Бренд Gourji был создан для того, чтобы отображать красоту России, Евразии в аксессуарах и предметах. Когда мы начинали в 2005–2006 гг., на рынке сложился определенный спрос, рынок был эмоциональный и активно растущий, 30–40–50 % роста в год являлось нормой, и длилось подобное долго, примерно лет десять. И на этом фоне царил спрос на яркие, дорогие, шикарные вещи, золото-бриллианты. А сегодня все изменилось, и если раньше ювелирные украшения Gourji делались из золота, то теперь – из серебра, кашемировые платки заменили такие же прекрасные платки из шелка. Красота изделий остается прежней, только корректируется экономикой. Философия, идея Gourji остается неизменной и все так же популярна. 

Ник: Дмитрий, смогли бы Вы рассказать, откуда черпаете вдохновение, создавая ваши аксессуары? Насколько я знаю, в ваших изделиях очень много «русскости». 

Дмитрий: На самом деле вдохновение черпаем из окружающего мира, у нас очень красивая страна, красивая Москва, красивый Санкт-Петербург, миллион красивейших мест, и хотел бы уточнить, что в бренде Gourji мы говорим не столько о «русскости», сколько о «евразийности». С другой стороны, мы берем в идею такие вещи, которые попадают в тренды: например, конструктивизм 20-х годов, советскую символику. И так совпало, что в тот момент, когда эта продукция увидела свет, перечисленное было в моде. Какие-то вещи не так сильно популярны, но это и не важно, главное для нас – делать просто красивые вещи просто. 

Ник: Знакомо ли вам слово «хайп»? Вот продукция Gourji  – она на хайпе? 

Дмитрий: Владимир, мы хайповые?

Владимир: Правильнее сказать так: хайп – это востребованность, популярность в определенных кругах. Так вот продукция Gourji  в определенных кругах на хайпе. 

Дмитрий: Но это более возрастная категория, вряд ли можно применить это слово к ним. Мне бы хотелось, чтобы появились такие хайповые вещи. 

Ник: Ежедневники – это большой бизнес, это вообще прибыльно? 

Владимир: Да. (Смеется.)

Ник: А как вы вообще пришли к ежедневникам?

Дмитрий: Шел 1994 (или 1995-й) год, мы были на выставке во Франкфурте, моя коллега Юлия поехала туда, привезла две модели и говорит: вот смотри, мне очень понравилось. Первая – ежедневник от Nazareno Gabrielli, очень красивый, в кожаной обложке. А вторая – ручка весьма старого, даже древнего бренда Montegrappa. Мне они тоже очень понравились, за обеими марками – история, обе марки красивы, обе расположены в необычайно красивых местах, и главное – люди, очень интересные люди стоят за ними. Ну и начали сотрудничать с Nazareno, начал работать «еБазар», а с Montegrappa – Gourji , так после это и произошло разделение на корпоративную часть «еБазар» и люкс, премиальную часть бизнеса бренда Gourji и «Восточный экспресс». В общем-то это была случайность, людей на выставке были тысячи, но нам повезло. 

Владимир: Но на этом мы не останавливались и лет 7–8 назад поняли, что все движется в сторону широкого спектра сувениров, и считаем, что торговля монопродуктами не принесет результатов, и теперь Portobello – это и ежедневники, и электроника, и многое другое. 

Ник:  Что же лучше подарить человеку: предмет или эмоцию?

Владимир: Это очень спорный вопрос, но если смотреть на корпоративный сегмент, то, конечно, выбор за сувенирами – предметами, которые несут конкретный рекламный посыл. Эмоции обычно забываются через какое-то время. А мы говорим о маркетинговом контакте, о том, что работает. То, что мы даем клиентам, должно работать на них. В этом плане на уровне бизнеса подарки, безусловно, гораздо эффективнее эмоций. 

Дмитрий: Соглашусь с тобой. Но как-то раз я попал на потрясающий корпоративный мафиозный квест. Там нет никакого продукта, а эмоции, кстати, остаются!  Необходимо давать потребителю то, что соответствует его эмоциональному состоянию. Подарок, благотворительность, эмоции – все индивидуально и исходит из конкретных задач. 

Ник: А кто является главным конкурентом для Gourji? 

Дмитрий: Это такой сегмент бизнеса, в котором сложно назвать кого-то конкурентом. Все, кто изготавливает аксессуары класса люкс, – конкуренты. Безусловно, красивые платки Hermes или Gucci – тоже конкурент, но одновременно и нет, так как мы занимаем свою нишу, делая красивые вещи со своей изюминкой. 

Ник: Насколько я могу судить по вашим соцсетям, среди привычных запонок, ручек, зажимов и более привычных для бренда Gourji вещей начали появляться сумки, платья, полные комплекты одежды… 

Дмитрий: Тотал-лук – да, это правда, в целом рынок аксессуаров, женских аксессуаров, гораздо больше, чем у мужчин, поэтому мы вовсю занимаемся тем, что разрабатываем для наших клиенток новые и новые коллекции. Многие собирают их, у многих наших клиенток по 10 платков Gourji и более. Поэтому коллекционность для нас крайне важна. Все должно собираться в какую-то коллекцию, и если вы получили в подарок записную книжку, логично ожидать в довесок ручку, powerbank, браслет…

Ник: Какой вы видите вашу компанию через 3 года? 

Владимир: Эта информация уже достаточно оцифрована, у нас задача к 2022 году стать полноценным игроком на сувенирном рынке с оборотом в 4 раза больше, чем сейчас. Мы планируем 30 % годового роста. 

Ник: Дмитрий, я знаю, что Вы очень много путешествуете. Возможно, именно в тех местах Вы черпаете вдохновение. Смогли бы назвать топ-3 мест, где, по-вашему, настоящее сосредоточение силы и где обязательно следует побывать?

Дмитрий: Ну, я не знаю где прямо «сосредоточение силы», это очень индивидуально. Говорил об этом в начале беседы: мне нравится бывать в трансграничных местах смешения культур, народов, где происходит движуха и в результате наблюдаются какие-то интересные вещи. Люблю ездить на север России – место смешения славянской и скандинавской культур. 

Архангельск, там везде хорошо. Я очень люблю горы, мне нравятся Карпаты, Кавказ –  красиво и опять же смешение культур. Вот, к примеру, Карпаты: там проживают 33 народа, перемешанные между собой за последние 2 000 лет. Племена пробежали, оставили за собой пласты культуры – это очень интересно. 

Ник: А еще? 

Дмитрий: Тут мы взяли автобус и из Львова через Черновцы, Буковину приехали в Бухарест. Там миллион маршрутов, везде интересно. А еще каждую осень, точнее в сентябре, мы ходим по Кавказу пешком. Там прекрасно, просто идите себе через какой-нибудь перевал; хевсуры, сваны, чеченцы – не важно, везде примут радушно. Но вот где действительно «место силы» – это Байкал, там есть какая-то удивительная энергетика, но я не могу сказать, что мне хочется приезжать туда раз в год, для меня притягательнее этнографически интересные места, чем энергетически интересные. Главное, не сидеть на пляже, можно полежать, конечно, но гораздо интереснее ходить и смотреть. 

Есть одно место, где я очень хочу побывать, никогда там не был, но все мои друзья, кто там побывал, говорят, что это необычайные впечатления – самая высокая гора в Африке…

Владимир: Килиманджаро? 

Дмитрий: Да, именно там. Стоишь на этой высоте, а перед тобой – вся Африка. 

Дмитрий: Да, когда я путешествую, приходят новые идеи, мысли, или, наоборот, очищаешься от всего во время этих поездок. Сейчас я, конечно, езжу больше, чем раньше, даже в деловой поездке стараюсь куда-нибудь  съездить, что-то посмотреть. Вот недавно посещал Тамбов, Владимирскую область, очень интересные места. Если заедете на час во Владимир, посмотрите храмы семиглавые, это ведь не требует каких-то дополнительных усилий, просто немного времени. Нужно стараться совмещать. 

Ник: Можете рассказать о себе какой-то неожиданный факт? 

Владимир: Для меня всегда в жизни было важно все, что связано со спортом и даже с риском. В третьем классе в школе делили детей на две параллели: одни – умные, другие – спортсмены, я тогда попал к спортсменам и очень благодарен этому опыту. Потому что спорт для мужчины – это крайне важно. Позже занимался единоборствами, меня всегда привлекало что-то с долей риска. Прыгнуть с парашютом, например. 

Дмитрий: Ты прыгал с парашютом? 

Владимир: Да, я и сейчас занимался бы этим, да семья не пускает. 

Дмитрий: И правильно делает! Хочу еще факт рассказать о Владимире.

Это неудивительно, конечно, но Владимир окончил университет с красным дипломом, но вот в чем интерес. Я прекрасно помню, что когда брал интервью у Владимира при приеме на работу, то видел перед собой молодого здорового человека, спортивного и с красным дипломом. Обычно у нас как: чем лицо синей, тем диплом красней. И наоборот: лицо здоровое, розовое, а диплом синий. У Володи было все в тон – и лицо, и диплом. (Смеется.)

Ник: Дмитрий, а у Вас?

Дмитрий: Из интересного –  я оканчивал университет и даже работал переводчиком с японского. Я был японоведом. 

Ник: Вы хорошо знаете японский язык?

Дмитрий: Сейчас я ничего не знаю, но вот тогда, в 1984–1986 гг., когда я окончил университет, на пятерку сдал японский и работал. Занятие канцелярскими принадлежностями случайно, мы вообще все здесь случайно оказались… Я в 1988 году подрабатывал в НИИ и занимался японистикой, переводами с разными японскими фирмами. Была такая японская фирма «Пентал», она и сейчас существует, уже не такая большая, как когда-то, но тем не менее… И я у них работал на выставке, потом японцы приезжали к нам; у меня была машина «Таврия», и я на этой «Таврии» возил их с образцами по клиентам и показывал все. А они потом не могли найти дистрибьютора и самое главное – все время оставляли здесь огромные ящики со своей прекрасной продукцией –  невероятной красоты японскими ручками.  Я им говорю: ну хотите, я буду вашим дистрибьютором? Что вы маетесь? Так все и началось, так мы, собственно, и оказались в канцтоварах, японцы же давали нам другие бренды, папки KG… Лучшие бренды отдавались очень легко. 

А со спортом у меня связан тоже очень приятный пример: несколько лет назад я зарегистрировался, чтобы переплыть пролив Босфор. 

Это не какое-то сверхусилие, а очень большой энергетический подъем. 6,5 км, из них плывешь 4,5, так как течение в спину и эффективно ты проплываешь меньше, как раз примерно 4,5 км. Но опасность заключается в том, что перед финишем течение ускоряется и ты можешь проскочить финиш и оказаться в открытом море. Обратно против течения возвращаться нереально, но наши пловцы проскакивают и возвращаются обратно, других ловят сетями уже в Черном море, а наши – ничего, был свидетелем. 

Дмитрий: А вот еще, кстати, история. Не так давно мы решили съездить на Кий-остров, недалеко от Архангельска. Это в Онежской губе Белого моря. Там лед стоит, но я этого не знал. Каждый день с приливом лед поднимается, причем постоянно; очень много торосов и куча мест, в которых непонятно – то ли вода, то ли лед. И вот проводник, очень опытный человек, посадил нас в сани, сам – на мотоцикл. Поехали, и это было самое страшное в моей жизни. Я проклял все на свете, не знаю, как меня угораздило попасть в такую передрягу. Я чувствовал себя как в детстве: ребята, айда по крышам! И все «айда». И вот прыгает балбес с одной крыши на другую, не дай бог разобьется! А тут едешь – взрослый человек, и кругом лед не лед… Короче, никому не советую ехать на Кий-остров по льду. (Смеется.)

Ник: Смогли бы назвать последнюю книгу из прочитанных?

Дмитрий: У меня, должен признаться, с книгами сложно, потому что они требуют концентрации и времени, а я как-то плохо с этим управляюсь. Тем не менее читаю, если мне нравится, –  no fisher, то есть не художественную литературу, а литературу о чем-то. Вот сейчас взялся за книгу английского автора – оксфордского ученого Питера Франкопана «Шелковый путь» (The Silk roads).  Он исследует историю Шелкового пути и Евразии, меня эта евразийская тема очень интересует. Автор пытается объяснить и доказать, что главный стержень развития мировой цивилизации – это не Атлантический океан, поскольку есть мнение, что все главные события происходят в США. На самом деле все малые цивилизационные процессы родом с Шелкового пути, все основные религии были созданы там, все технологии, все основные изобретения того времени –  от Китая до Италии – грубо говоря, оттуда же. В этом смысле ничего не изменилось, и сегодня это основной путь развития. Замечательная книга! Я читаю и утверждаюсь в каких-то своих представлениях. 

Ник: А какую книгу, гарантированно интересную для чтения, Вы смогли бы порекомендовать?  Просто для широкой аудитории.

Владимир: Да массу книг, «Несвятые святые» – отлично, мне вот «Алхимик» очень понравился. 

Дмитрий: Про «Алхимика» скажу так. Я учился в Чикагской школе бизнеса, поступил туда в 1996 году на MBA, там дали целую коробку книг. Мы начинали заниматься с 1 сентября, и за лето надо было все прочитать. Ну это же нереально! Написал  тогда в чат (в 96-м уже был Интернет), что все прочитать не смогу, но что к прочтению обязательно? И мне отвечают: найдешь книжечку маленькую, называется «Алхимик», автор – Коэльо, вот ее прочесть надо, все остальное прочитаешь, пока учишься. И вот ее прочел я и мы о ней не вспоминали, зачем вообще прочли ее, и потом через 2 года неожиданно на последнем семинаре давайте вспомним 2 года назад, как мы читали эту книгу, как вы прошли этот путь, как прошел герой этой книги свой путь, поэтому да хорошая книга, Алхимик. 

Ник: Как  самое яркое событие в России за прошедший 2017 год вы бы выделили? В шоу-бизнесе или, может быть, что-то в нашей индустрии? 

Дмитрий: Я обратил бы внимание, насколько мощная сейчас тема YouTube-каналов, например Дудь, журналист, и не только его. Теперь за информацией обращаются к блогерам, на YouTube-каналы, но не к телевидению, потому что по ТВ тебе постоянно что-то навязывают, а люди этого не хотят. А тут ты сам выбираешь, какая информация тебе интересна. Поразительна та сила, с которой Интернет в России забирает зрительскую аудиторию у ТВ, это потрясающе, это уже качественное изменение.

Ник: Что более всего зацепило из уведенного на телевизионном экране, в кинотеатре?

Владимир: Мне очень «Аритмия» понравилась. Считаю, что самое красивое в мире – это люди, в фильме люди показаны под интересным углом, ну и на самом деле картина поучительна для тех, кто не создал семью, для молодых ребят, которые только-только собираются пожениться. 

Ник: Какой совет вы дадите людям, чтобы быть такими же успешными, как вы? Простой, емкий. 

Дмитрий: Самое важное – понимать свои цели, осознано ставить их. Удивительным образом большинство людей не задают себе такой вопрос, но необходимо находить в себе силы двигаться к тем целям, которые ты себе поставил, требовательно и жестко.  

Владимир: Я с Димой тут соглашусь, а дополню так: тебе должно нравиться то, чем ты занимаешься, потому что чего-то достичь можно только тогда, когда любишь свое дело. А вторая вещь – нужно очень много работать.

Ник: И последний вопрос: «Иллан» молодец?

Владимир: «Иллан» крут.

Дмитрий: Это вообще не то слово, я завидую «Иллану»: энергия, потрясающая энергия, классная молодая команда. Молодцы!

Владимир: Больших вам успехов, будем поддерживать.


Беседовал Никита Зубков